Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

27.08.2019
Образцы документов

22.05.2019
Информация о движении дел

30.04.2019
Список кандидатов, допущенных к участию в конкурсе на 17 мая 2019 г.

25.04.2019
Кокурс для замещения вакантных должностей на 07.06.2019г

23.04.2019
Президиум

23.04.2019
Руководство

Полезные ссылки

 
     
   

СУДЬИ ОБЛАСТНОГО СУДА ВЫСТУПИЛИ В РОЛИ ЭКСПЕРТОВ НА ПРАВОВОЙ СЕКЦИИ В РАМКАХ 18 ФЕСТИВАЛЯ СМИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

 
   
Размещено 07.07.2016 обновлено 26.07.2016

Наталья Васильевна Козлова, Вячеслав Владимирович Малашковец, Вадим Рафикович Зиятдинов

Вадим Рафикович Зиятдинов и Ольга Владимировна Давиденко

Даниил Сергеевич Дерхо

Даниил Сергеевич Дерхо и Светлана Валерьевна Шигапова

 

1 июля по инициативе регионального Союза Журналистов и при поддержке Челябинского областного суда в рамках XVIII фестиваля СМИ Челябинской области состоялся мастер-класс «СМИ и Закон. Практика судебных дел с участием средств массовой информации», посвященный медиаправу. Речь на нем шла о правовых аспектах работы представителей СМИ: не только в рамках Закона РФ «О СМИ», но и в таких сферах, как авторское право, свобода слова, защита чести, достоинства и деловой репутации, права несовершеннолетних и т.п. Ведущими экспертами правовой секции выступили судьи Челябинского областного суда, которые ответили на вопросы журналистов, ознакомили их с практикой судебных дел с участием СМИ, дали рекомендации с целью профилактики нарушений журналистами законодательства и, с другой стороны, нарушений прав журналистов на информацию. Часть вопросов, как и ожидалось, касалась особенностей организации работы журналистов по освещению судебных процессов.

В роли модератора на мастер-классе выступил Вадим Рафикович Зиятдинов, заместитель начальника Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при Верховном Суде РФ, член Общественной коллегии по жалобам на прессу. На вопросы журналистов отвечали заместители председателя областного суда Вячеслав Владимирович Малашковец и Наталья Васильевна Козлова, которая также является председателем Совета Судей области, судьи Даниил Сергеевич Дерхо и Светлана Валерьевна Шигапова.

Поскольку на мероприятии смогли присутствовать далеко не все представители СМИ, которые направляли судьям свои вопросы, публикуем протокол с правовой секции, содержащий подробные ответы экспертов на самые актуальные вопросы из области медиаправа.

Пресс-служба Челябинского областного суда

 

Протокол правовой секции «СМИ и Закон. Практика судебных решений в процессах с участием средств массовой информации»

Елена Анатольевна Вериго, член правления Союза журналистов Челябинской области: Здравствуйте! Всех рада видеть. У нас сегодня состоится мероприятие в необычном формате. Правовая секция, которая называется «СМИ и Закон». Думаю, многообещающее название. Формат родился из того, что в Союз журналистов Челябинской области, а также в Челябинский областной суд часто обращались практикующие журналисты с различными вопросами правового характера, которые возникают у них в процессе работы. Они также просили, чтобы мы неформально провели консультирование, помогли разобраться в проблемах, возможно, дали какие-то ссылки на законодательство. Постепенно таких вопросов и просьб накопилось достаточно много. И мы подумали, почему бы не провести в рамках фестиваля подобное мероприятие — заранее собрать вопросы от журналистов и озвучить ответы при коллегах, которым, возможно, эта тема также интересна. Действующие судьи Челябинского областного суда, а также медиаторы согласились помочь в этом и ответить на все вопросы.

Ольга Владимировна Давиденко, председатель Союза журналистов Челябинской области: Дорогие коллеги! Приветствую всех. Спасибо, что пришли. Благодарю спикеров сегодняшнего мероприятия и желаю вам получить полезную информацию, которая поможет вам в работе.

Вадим Рафикович Зиятдинов, заместитель начальника Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при Верховном Суде РФ, член Общественной коллегии по жалобам на прессу: Добрый день! Общественная коллегия по жалобам на прессу представляет такой формат разрешения споров между СМИ и гражданами (организациями), когда обе стороны дают письменное обязательство согласиться с решением коллегии и в дальнейшем не продолжать это дело в суде. Общественная коллегия состоит из двух палат: палата медиасообщества, куда входят ведущие журналисты России, и палата медиааудитории, которая включает в себя представителей различных общественных организаций. Переходя к теме сегодняшнего разговора, приведу две цитаты. Лауреат Нобелевской премии П.Л. Капица сказал: «Средства массовой информации не менее опасны, чем средства массового уничтожения». А вот другая точка зрения: «Когда в руках молоток — все кажется гвоздями. Молоток российской системы в руках некоторых судей стал воистину сокрушительным орудием для независимых СМИ». Наша работа заключается в том, чтобы найти ту золотую середину, ради которой существуют и средства массовой информации и судебная система.

Наталья Васильевна Козлова,заместитель председателя областного суда, председатель Совета судей Челябинской области: Добрый день, уважаемые коллеги! Могу смело обращаться к вам именно, как к коллегам, потому что мы делаем общее дело. Мы выносим судебные акты, вы их оцениваете, критикуете, соглашаетесь, высказываете ту или иную позицию относительно принятым судебным актам. Под эгидой Союза журналистов проходит сегодня это мероприятие. От вас поступили вопросы, и судьи областного суда, несмотря на свою занятость, откликнулись и подготовили на них ответы. Представлю судей, которые участвуют в мероприятии. Это заместитель председателя Челябинского областного суда по уголовным делам Вячеслав Владимирович Малашковец, судьи гражданской коллегии Челябинского областного суда Даниил Сергеевич Дерхо и Марина Павловна Иванова, а также судья административной коллегии Челябинского областного суда Светлана Валерьевна Шигапова.

Е.А. Вериго: Добавлю, что в этом мероприятии участие принимают также медиаторы, которых сегодня представляет Мария Петровна Малько, председатель Совета Ассоциации «Лига медиаторов Южного Урала».Отмечу, что огромную помощь в организации этого мероприятия оказала пресс-служба Челябинского областного суда. 

Евгения Ивановна Нациевская, руководитель пресс-службы Челябинского областного суда: Коллеги, приветствую всех. В течение двух месяцев мы собирали от вас вопросы, которых было немало. К сожалению, не все авторы по разным причинам смогли присутствовать здесь сегодня. Поэтому, для того, чтобы все желающие могли познакомиться с результатами нашей секции, мы составим ее протокол, который будет опубликован на сайте Челябинского областного суда и на сайте Союза журналистов Челябинской области. Надеюсь, что это будет полезно для вас. Предлагаю начать, и первым ответить на вопросы приглашаю В.В. Малашковца.

Почему запрещается съемка коридоров судов, даже если там нет участников судебных дел? Почему судебные приставы порой отказывают во входе журналистам без пресс-секретаря суда? (Сергей Леонов, РИА "URA.RU"

В.В.Малашковец: На сегодняшний день, действительно, существует такой запрет. Это обусловлено тем, что в судебных заседаниях зачастую рассматриваются дела, связанные с усыновлением, и мы обоснованно опасались того, что лица этих детей будут преданы огласке. Но мы также понимаем, что в коридорах судов происходит много интересного для журналистов. Поэтому председатель областного суда принял решение, что съемку в коридорах вести можно, поскольку суд является публичным местом, фотографировать и вести видеосъемку в его коридорах можно без чьего-либо разрешения. Однако если в это же время в суде будет проходить другой процесс, участники которого находятся в коридоре, судебный пристав может запретить ее. Если кто-то из присутствующих в коридоре суда против того, чтобы его снимали, здесь действует правило, которое действует при ведении видео- или фотосъемки в других общественных местах. Существует запрет, если лицо человека является основным объектом изображения. Если такой запрет нарушен журналистами, человек, чье изображение использовали крупным планом, может настаивать на защите своих прав.

Может ли судья запретить снимать подсудимого и использовать кадры с его изображением в открытом судебном заседании по ходатайству адвоката? Может ли судья запретить снимать его самого в открытом судебном заседании в случае, если возражения от участников процесса нет? (редакция программы «Агентство чрезвычайных новостей», 31 канал)

В.В. Малашковец: С одной стороны, нельзя ограничивать право журналиста на осуществление своих профессиональных обязанностей. С другой стороны, подсудимые часто категорически возражают против того, чтобы их снимали. Поэтому они закрывают свое лицо руками, бумагой, предметами одежды и другими способами. Я полагаю, что если подсудимый категорически против фото- и видеосъемки, судья вправе запретить ее. В дальнейшем подсудимый может сказать, что поскольку во время процесса на него была направлена камера, он волновался, не смог осуществить свое право на защиту, не смог выстроить линию защиты, не представил доказательства. В этом случае запрет судьи на съемку подсудимого не нарушит права журналистов, ведь общую картинку в зале судебного заседания вы всегда сможете снять.
Что касается того, что судья запрещает снимать и показывать его самого, то при определенных обстоятельствах его действия также могут быть оправданы. Буквально недавно у нас был случай, когда судье поступали угрозы, и он длительное время был вынужден жить под охраной сотрудников правоохранительных органов. В это время ему демонстрировать свое лицо было противопоказано. Подобных случаев, к счастью, не много. Насколько я знаю, судьи областного суда не запрещают журналистам снимать себя крупным планом. Надеюсь, судьи районных и областных судов, ознакомившись с  протоколом мер, также поймут, что ничего страшного нет в том, чтобы их снимали. Поэтому все же прошу с понимаем отнестись к тому, что судья просит не снимать его. Тем более, еще раз напомню, что общий план вы всегда можете снимать и показывать, просто не стоит делать судью основным объектом изображения и фокусировать весь сюжет на его лице.

Может ли судья отказать журналисту вести видеосъемку открытого судебного заседания по громкому уголовному делу без объяснения причин? (редакция программы «Агентство чрезвычайных новостей», 31 канал)

В.В. Малашковец: Судья может запретить вести журналистам съемку по любому делу, вне зависимости от того, насколько сильный общественный резонанс оно имеет. Но свое решение он обязан мотивировать. Немотивированный отказ является основанием для того, чтобы решать вопрос о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности. Чтобы обжаловать действия судьи, журналисты могут письменно обратиться к руководству суда.

Имеют ли право СМИ публиковать фамилию, имя и отчество несовершеннолетнего потерпевшего, которые были оглашены публично в резолютивной части приговора?

В.В. Малашковец: Здесь закон говорит однозначно: этого делать нельзя. Независимо от того, открытым или закрытым было судебное заседание. В нашей стране права несовершеннолетних потерпевших очень надежно защищены. И это один из способов защиты. Причем точно по тем же принципам стоит действовать, если несовершеннолетним в процессе является подсудимый.

Руководство училища, где отбывают срок девушки с девиантным поведением, которые часто участвуют в городских мероприятиях, например, очищают улицы, просят разместить в нашем издании публикации об этом с фотографиями девушек. Имеет ли редакция право это делать?

В.В. Малашковец: Если есть согласие несовершеннолетнего и его законных представителей, тогда вы имеете на это право.

А если речь идет о публичном мероприятии, отношение закона к съемке ребенка такое же, как к съемке взрослого? Или все же к ребенку существует особое отношение?

Д.С. Дерхо: Поскольку мероприятие является публичным, нет необходимости в получении дополнительного согласия от его участников. В этом случае используется общий подход ведения съемки в публичном месте: изображение человека не должно быть основным объектом использования. То есть «выхватывать» отдельную персону, ставить акцент на ее изображении, и делать это изображение самостоятельным объектом использования, нельзя без согласия этой персоны.

Требуется ли согласие родителей, если публикуется групповое фото несовершеннолетних, и они являются основным объектом изображения? Например, фото выпускников, окончивших школу с золотой медалью. Если да, каким должно быть это согласие: устным или письменным? И как быть, если родители не присутствуют при этом?

Д.С. Дерхо: Что касается того, в какой форме брать согласие лица на использование его изображения — письменной или устной. Согласие на использование изображения — это односторонняя сделка. В принципе достаточно получить устное согласие. Но возможно вам как представителю СМИ в дальнейшем придется доказать, что согласие это состоялось. Тем более если редакция является юридическим лицом, которая заключает сделку с физическим лицом, закон предписывает то, что сделка должна быть совершена в письменной форме. При несоблюдении этого вы не сможете воспользоваться свидетельскими показаниями. Поэтому для того, чтобы себя обезопасить, лучше получить письменное согласие.

Часто руководители дошкольных и школьных учреждений обращаются в СМИ с просьбой рассказать, какие они хорошие. И когда приходить корреспондент, объекты для фотосъемки уже представлены. В данном случае ответственность на получении соглашения лежит на предприятии или на СМИ? (Евгения Юдина, Троицк, газета «Вперед»):

Д.С. Дерхо: Поскольку средство массовой информации является распространителем этих сведений, ему нужно брать ответственность на себя и быть уверенным, что с юридической точки зрения все законно.

Бывают такие ситуации, когда в зал судебного заседания хочет попасть большое количество журналистов. Однако не всегда есть возможность размесить в зале всех желающих. Как быть в таком случае? В зал пускают до тех пор, пока есть свободные места? Или суд должен подготовиться заранее, перенести рассмотрение дела в более вместительное помещение (Екатерина Масленикова, руководитель пресс-службы Свердловского областного суда)

В.В. Малашковец: Вопрос не простой. Если такая ситуация происходит в областном суде, при этом журналисты заранее известили суд о своем желании проводить съемку судебного заседания, проблем у нас не возникает. Мы всегда идем на встречу журналистам и переносим заседание в просторные, вместительные залы, оборудованные системой видеоконференцсвязи. В районных судах, к сожалению, залы маленькие, и всех желающих вместить не могут. Тем более, что решая вопрос о том, в каком именно зале проходит то или иное заседание, судья, заведующий канцелярией, администратор или председатель учитывает ряд важных факторов: наличие специальной лестницы для арестованных, системы аудио- или видеофиксации, количество подсудимых, свидетелей, потерпевших и многое другое. Поэтому если журналисты не входят в зал, переносить заседание не будут. Нарушением это не является. Отмечу, что по моим сведениям, подобные ситуации происходят нечасто. В советское время перенести заседание можно было во дворец культуры например. Однако сейчас первым делом поднимется вопрос с оплатой. Либо возникнет другой вопрос, насколько суд независим, если у какой либо частной организации он бесплатно арендует помещение. На это тоже никто не готов идти.

Чем руководствоваться при написании потенциально конфликтных материалов? Как обезопасить себя от возможных судебных исков об ущемлении чести, достоинства и деловой репутации? (Елена Воронова, редакция газеты «Искра»)

Д.С. Дерхо: Во-первых, при подготовке и выпуске такого материала в свет целесообразно отойти от матрицы «оппонент — пропонент». Журналист — это профессия благородная. Журналист выступает общественным служащим, который поднимает в обществе существующие проблемы, не вторгаясь при этом в частную жизнь конкретного гражданина. Именно в соблюдении баланса частных и публичных интересов по большей части и заключается рецепт предотвращения возможных конфликтов. Во-вторых, в случае, когда на повестке дня стоит резонансный материал, полностью обезопасить себя от потенциальных судебных разбирательств невозможно. Заинтересованные лица, информация о которых предана гласности, в любом случае будут рассматривать возможность обращения за реализацией судебных процедур. Важным является то, чтобы журналист в своей деятельности не допускал нарушения требований закона, не посягал на права и охраняемые интересы других лиц, соблюдал каноны профессиональной этики, то есть не создавал условий для привлечения его к ответственности, что и будет служить гарантией «правовой безопасности». Закон «О средствах массовой информации» предоставляет журналисту право искать, запрашивать, получать и распространять информацию. Но при этом возлагает также и обязанность проверять достоверность сообщаемой им информации, а также уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Анализ применимого законодательства и практики рассмотрения гражданских дел, связанных с деятельностью средств массовой информации, показывает, что основная часть споров делится на три категории:
1) споры, связанные с опубликованием сведений, которые не соответствуют действительности и при этом порочат честь, достоинство и деловую репутацию гражданина;
2) споры, связанные с опубликованием сведений, которые не соответствуют действительности, но не имеют порочащего характера
3) споры, связанные с опубликованием сведений, которые соответствуют действительности, но касаются частной жизни гражданина

В первом случае основанием для привлечения автора статьи и редакции средства массовой информации к ответственности (в виде опровержения таких сведений, возмещения убытков и компенсации морального вреда) служит совокупность двух юридически значимых обстоятельств: распространение утверждений о фактах или событиях, которых в действительности не существовало и порочащий характер соответствующих утверждений.Следовательно, перед публикацией материала журналисту необходимо принимать разумные меры к проверке достоверности сведений, подлежащих огласке. Это может быть общение с источником информации (гражданином или организацией), запрашивание каких-либо официальных сведений (например, выписки из реестров), поиск и сопоставление общедоступных данных из Интернета.

Особую осторожность следует проявлять в работе с материалом, который носит явно негативную окраску. Здесь работа журналиста должна быть сопоставима по точности с работой сапера — ошибки недопустимы, все сведения должны быть проверены, утверждения о фактах — проверены.Соответственно, в некоторых случаях (не злоупотребляя такой возможностью), когда нет уверенности в достоверности информации, целесообразным является использование различных словесных маркеров (предположительно, возможно, и т.п.), исключающих оценку опубликованных сведений в качестве утверждения о состоявшемся факте.

С 1 октября 2013 года введена в действие новая редакция статьи 152 ГК РФ, где в пункте 10 предусмотрена возможность опровержения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине вне зависимости от того, носят ли они порочащий характер. В этом случае закон не предусматривает возможности компенсации гражданину морального вреда, но позволяет требовать возмещения причиненных убытков.
Единственным и достаточным условием для удовлетворения судом требований об опровержении такой информации будет установление самого факта опубликования не соответствующих действительности сведений о гражданине. При этом для того, чтобы послужить предметом проверки такие сведения, как и в случае с опровержением порочащей информации, должны иметь форму утверждения о факте, а не оценочного суждения. Оценочные суждения, мнения, убеждения предметом судебной защиты по пункту 10 статьи 152 ГК РФ не являются. Сведения, касающиеся частной жизни гражданина, могут быть опубликованы без его согласия (согласия его законного представителя) лишь в том случае, если это необходимо для защиты общественных интересов. При этом следует иметь в виду позицию Европейского Суда по Правам Человека, который, в частности в постановлении по делу «Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации» от 11 февраля 2010 г., указал, что в отношении государственных служащих, действующих в официальном качестве, как и политиков, рамки допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц. Иными словами, границы частной жизни обычного гражданина и границы частной жизни публичного лица (например, политика) различны. В некоторых случаях опубликование сведений о публичной фигуре необходимо для защиты общественных интересов и оправдывает отступление от общего принципа невмешательства в частную жизнь. Но предание таких сведений огласке должно быть обусловлено именно коренными интересами общества, а не стремлением к удовлетворению простой обывательской любознательности.

Что может являться доказательствами, которые помогут журналисту защититься в суде?

Д.С. Дерхо: Закон не ограничивает перечень таких доказательств. Это зависит от фактов, которые нашли свое распространение в СМИ. Например, если речь в материале идет о том, что некое должностное лицо в течение короткого времени приобретает объекты недвижимости в большом количестве, подтверждением такому обстоятельству должны служить выписки из реестра прав на недвижимое имущество. Тем более, что реестр этот открытый, информацию может получить любое лицо. Прежде чем публиковать информацию, нужно как минимум использовать общедоступные источники официальной информации. Это может защитить вас от многих проблем. Любое допустимое доказательство в подтверждение того или иного обстоятельства будет судом принято во внимание и оценено.

Может ли СМИ использовать фото не своего авторства? Если у фото есть автор, как просить разрешение? Что делать, если фото взято из Интернета, и идентифицировать автора невозможно? (Александр Кондратюк, фотограф)

Д.С. Дерхо: Если обратиться к закону, то аудиовизуальные произведения, в том числе фотографические произведения, отнесены к объектам авторских прав. Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей. Для того чтобы автор приобрел исключительные права, достаточно того, что само произведение состоялось.
Анализ применимого законодательства и разъяснений, которые нам дает Верховный Суд Российской Федерации, позволяет определить, что фотографическое произведение становится таковым, когда оно создано творческим трудом. При этом пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Само по себе отсутствие новизны, уникальности и оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права. Поэтому любая используемая фотография является объектом авторского права.
Исключительное право на произведение, в том числе фотографическое, принадлежит его автору. Действует оно в течение всей жизни автора и семьдесят лет после его смерти. Без согласия автора произведение использоваться не может, за исключением случаев, предусмотренных законом.
В период действия исключительного права закон предусматривает два основных варианта взаимодействия с автором для получения возможности на использование его произведения:
1) приобретение исключительного права, когда приобретателю переходит исключительное право на произведение в полном объеме;
2) заключение лицензионного договора, когда лицензиату переходит право использования этого произведения в установленных договором пределах.
Форма договора на приобретение исключительного права законом не определена. Соответственно, если юридическое лицо приобретает у физического лица право на произведение, то должно быть заключено соглашение в простой письменной форме. Если речь идет о лицензионном договоре, в основном, он также заключается в простой письменной форме. Однако если речь идет о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании, то договор может быть заключен и в устной форме

А если такое согласие было получено от фотографа по телефону? Как это в дальнейшем можно будет доказать?

Д.С. Дерхо: Суд примет любые средства доказывания, в том числе, детализацию телефонных соединений. Хотя лучше в любом случае фиксировать получение согласия в материальной форме. Поскольку бремя доказывания отсутствия вины в силу закона, в том числе отсутствия вины СМИ в нарушении авторского права, возлагается на само издание, которое воспользовалось результатом интеллектуальной деятельности, лучше заручиться большим количеством доказательств.

Если автор произведения неизвестен, лучше не публиковать такой снимок?

Д.С. Дерхо: Если автор не известен, это не значит, что его нет. Поэтому, действительно, лучше снимок не публиковать. Единственное, в статье 1286 Гражданского кодекса РФ предусмотрена возможность использования фотографического произведения, которое находится постоянно в месте, открытом для свободного доступа. К слову, согласно практике Верховного Суда, таким местом является, например, официальный сайт автора, где фотография выложена в общем доступе с возможностью копирования без каких-либо ограничений. В такой ситуации допускается использование произведения без согласия автора и внесения оплаты. Но нужно иметь в виду, что фотография не может быть использована в качестве основного объекта использования, а цель ее размещения не должна быть связана с извлечением прибыли. То есть не допускается без согласия автора использовать его произведение, к примеру, на рекламных буклетах.

Страница человека в социальной сети является местом, открытым для свободного доступа. Можно ли использовать фото из таких источников без согласия автора?

Д.С. Дерхо: Лучше перестраховаться, потому что итоговая практика по этому вопросу пока не сложилась. И в доктрине, и в судебной практике есть спор относительно того, что есть место открытого посещения. Чаще говорят о том, что это все же реальное публичное место: музеи, выставки и так далее.
Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации» всю ту информацию, в том числе и фотоматериалы, которые выложены самим автором, относит к общедоступной. Поэтому в определенных пределах ей пользоваться можно, но распространять лишь тогда, когда на то есть явно выраженная воля автора. В отсутствии такого ярко выраженного согласия, не стоит рисковать и использовать подобные фотографии. Если вы зашли на страницу пользователя в социальной сети, скопировали с этой страницы фотографию, сделали вокруг нее сюжет, то, конечно, автор может вполне обоснованно обратиться в суд с иском.

Может ли человек запретить использовать его изображение, если видео- или фотосъемка проводится в публичном месте? Как быть журналистам, если во время, к примеру, судебного заседания, слушатели запрещают себя снимать? Могут ли они запретить съемку, учитывая, что открытое судебное заседание — публичное мероприятие и эти слушатели, так или иначе, попадают в кадр?

Д.С. Дерхо: Думаю, что все же нужно разделять понятия съемки в открытом судебном заседании и в любом другом публичном мероприятии.
Если речь идет о публичном мероприятии в целом, то съемка осуществляется без согласия всех присутствующих. Однако распространение отснятого материала возможно только тогда, когда изображение конкретного человека не становится основным объектом использования.
Нахождение лиц в судебном заседании регламентировано процессуальным законодательством. Так, ведение видеозаписи осуществляется с разрешения суда. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что открытое судебное заседание является тем мероприятием, на котором также возможно ведение видеозаписи без согласия лиц, которые на нем присутствуют. То есть если судья съемку разрешил, отдельное согласие у участников процесса или слушателей получать не нужно. Если кто-то не хочет, чтобы его снимали, он может покинуть зал.

Законно ли публиковать фото несовершеннолетнего, если официально идут его поиски? Нужно ли в этом случае разрешение на публикацию фотографий? И законно ли продолжать это фото публиковать и сохранять в архиве, если ребенок был найден, живым или мертвым? (Мария Шраменко, сайт «Телефакт.ru»):

Д.С. Дерхо: Здесь также нужно пользоваться общим правилом: публиковать фото только с разрешения законного представителя несовершеннолетнего. Не требуется согласия на использование изображения, если оно необходимо в целях защиты общественных интересов и государственной безопасности. Пленум Верховного Суда РФ поясняет, что к таким случаям относится и розыск несовершеннолетнего. Однако с момента, когда этот розыск завершен, дальнейшая эксплуатация изображения без согласия законного представителя невозможна, не зависимо от того, живым найден ребенок или мертвым. Из архива публикаций такие фотографии следует исключить, либо получить согласие постфактум. Здесь мы должны исходить из того, по какой причине закон устанавливает запрет на использование образа несовершеннолетнего. Поскольку цель достигнута, и поиск прекращен, дальнейшее использование подобных изображений будет противоречить букве закона.

Если несовершеннолетний подозревается в совершении преступления и его объявили в розыск, в этом случае публикация его фотографии относится к защите общественных интересов?

Д.С. Дерхо: Верховный Суд РФ поясняет, что помимо розыска пропавшего человека, речь может идти и о розыске преступника, и о розыске очевидцев преступлений. Поэтому использовать подобные фотографии допустимо.

Нарушает ли программа «Ревизорро» права общественных заведений: ресторанов, гостиниц? (редакция газеты «Челябинский рабочий»)

М.П. Малько: По просьбе Федерации Рестораторов и Отельеров Межрегиональной общественной организацией содействия развитию и укреплению гражданского общества «Лига Закона» был проведен правовой анализ действий журналистов в предприятиях общественного питания на примере программы «Ревизорро» телеканала «Пятница». Юристы «Лиги Закона» считают посещение кухонь заведений общественного питания даже журналистами противозаконным.

1. Согласно действующему законодательству деятельность журналистов регламентируется Законом РФ «О средствах массовой информации» (о СМИ) от 27.12.1991 N 2124-1, в соответствии с которым в Российской Федерации поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими, изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации, не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации (ст.1 Закона РФ «О СМИ»).
Ограничение свободы средств массовой информации устанавливаются различными нормативно-правовыми актами в зависимости от сферы общественных отношений. Данные ограничения имеются в сфере деятельности коммерческих организаций. На основании возможных ограничений, предусмотренных Конституцией РФ, Гражданским кодексом РФ, Уголовным кодексом РФ, ФЗ «О коммерческой тайне» № 98 от 29.07.2004 г., ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» № 149 от 27.07.2006 г., Гражданским кодексом РФ часть 4 об авторском праве (ФЗ №35 от 12.03.2014 г.), действия журналистов телеканала «Пятница» могут быть признаны противоречащими закону.

2. Гражданским кодексом РФ установлена охрана изображения гражданина, в этой связи действия журналистов телеканала «Пятница» могут нарушать права гражданина, поскольку обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина (ч.1 ст. 152.1 ГК РФ).
Рассматривая данный вывод, следует отметить, что на основании ч.2 ст.152.1 ГК РФ согласие гражданина не требуется в случаях, когда:
1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
3) гражданин позировал за плату.
Так как кухня ресторана не является публичным или общественным местом (общественное место в науке определяется как территория или пространство потенциального местонахождения людей, куда каждый может попасть свободно и не платя за вход, в КоАП РФ под общественным местом понимается улицы, стадионы, скверы, парки, транспортное средство общего пользования. Конкретного понятия «общественное место» в российский закон не дает), дальнейшее использование видеоизображения сотрудников ресторана допустимо исключительно с их согласия. В случае отсутствия согласия на использование изображения лиц, находящихся на кухне ресторана или его подсобных помещениях, обнародование видеоматериала незаконно.

3. В соответствии со ст.1259 ГК РФ объектами авторского права признаются произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства, а также фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, на основании этого журналисты телепрограммы «Ревизорро» могут нарушать авторские права, связанные с интерьером ресторана. Дизайн ресторана, картины, фотографии, которые находятся в зале ресторана или на кухне, элементы оформления и декора являются собственностью его автора или иного законного правообладателя, в частности, собственника ресторана. В случае если съемочной группой не было получено согласие на публичную демонстрацию указанных элементов автор или собственник вправе подать иск в суд.
Следует иметь в виду, что сам факт фотографирования или видеосъемки дизайна и иных объектов авторских прав не нарушает прав автора или его собственника, нарушением является публичная демонстрация и использование изображения этих объектов без согласия правообладателя.

4. Нахождение сотрудников телеканала «Пятница» на территории кухни нарушает действующие стандарты и правила в области предоставления услуг населению, а именно, своими действиями нарушаются:
1) ГОСТ Р 50764-95 «Услуги общественного питания. Общие требования», утвержден постановлением Госстандарта России от 5.04.1995 N 200;
2) ГОСТ Р 50762-2007 «Услуги общественного питания. Классификация предприятий общественного питания», утв. приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 27.12.2007 г. N 475-ст;
3) ГОСТ Р 50763-2007 «Услуги общественного питания. Продукция общественного питания, реализуемая населению. Общие технические условия», утв. приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 27.12.2007 г. N 474-ст;
4) Стандарт отрасли ОСТ 28-1-95 «Общественное питание. Требования к производственному персоналу», утв. Комитетом РФ по торговле 1 марта 1995 г.;
5) Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.3.2.1078-01 «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов»,
6) Санитарно-эпидемиологические правила СанПиН 2.3.6.1079-01 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья»,
7) Санитарные правила СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий».
Наличие медицинской книжки у ведущей не может являться основанием для нахождения ее кухне ресторана и прикосновения к продуктам питания, также не установлен факт отсутствия каких-либо противопоказаний нахождения на кухне у других членов съемочной бригады.

Можно ли привлекать к ответственности госорганы и ведомства, которые регулярно не отвечают на официальные запросы СМИ? И каким образом? (Михаил Штаюра, «Chelyabinsk.ru»)

С.В. Шигапова: Законом о СМИ предусмотрено, что государственные органы, органы местного самоуправления, организации, общественные объединения и их должностные лица предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации, в том числе по запросам редакций. В случае если они в категоричной форме отказываются это делать, можно обратиться в прокуратуру с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении. В силу статьи 5.39 КоАП РФ неправомерный отказ в предоставлении гражданину или организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей.
Одновременно с этим обращаем внимание, что если редакция получила от государственного органа отказ в предоставлении запрашиваемой информации и считает такой отказ неправомерным, то она вправе обратиться в суд для обжалования действий госоргана. Такое право предоставлено редакции пунктом 3 части 1 статьи 61 Закона о СМИ.

Достаточно ли того, что отправляя официальный запрос, редакция регистрирует его в журнале исходящей корреспонденции?

С.В. Шигапова: Необходимо доказательство не факта отправления вами запроса, а получения его государственным органом. Запросы по электронной почте также имеют статус официальных.

Имеет право муниципалитет отказаться от публикации официальных документов в районной газете и размещать нормативно-правовые акты на стендах, если у него нет своего вестника, на территории больше нет ни одного издания, а в уставе района прописано, что районная газета — официальный публикатор? (Елена Воронова, газета «Искра»).

С.В. Шигапова: Действующим законодательством наряду с опубликованием в СМИ предусмотрены иные возможности обнародования нормативно-правовых актов, в том числе, когда нет своего издания — это вывешивание на стендах. Если в Уставе муниципального образования предусмотрено опубликование через определенное СМИ, то это СМИ обязано опубликовать акт.

А в чем заключается разница между опубликованием и обнародованием?

СВ. Шигапова: В законодательстве на первом месте стоит «обнародование», в скобках дополняется: «опубликование». Если в уставе предусмотрено обязательное опубликование, то муниципалитет должен опубликовать акт. Если в уставе не предусмотрено обязательное опубликование, то он может его обнародовать любым иным допустимым законом способом.

Как быть в случае, если в самом документе, который принимает муниципальное образование и который надо опубликовать, написано, что документ должен быть именно обнародован, а не опубликован?

С.В. Шигапова: Нужно соотнести с уставом муниципального образования. Если в уставе предусмотрено обязательное опубликование через СМИ, значит такое опубликование должно быть в любом случае, пока не внесены изменения в устав. Если в уставе не указано, что публиковать акт необходимо именно через СМИ, тогда он должен быть обнародован любым возможным способом.

Есть случаи, когда в уставах после внесенных изменений не прописывается, что районная газета является официальным публикатором, при этом текст содержит фразу «опубликовать в СМИ». При этом Интернет-сайт администрации, где размещается большая часть публикаций, официально не зарегистрирован как СМИ. Является ли это нарушением?

С.В. Шигапова: В таком случае публикование нормативно-правового акта не может считаться официальным.. Да, это нарушение.

На основании какой нормы закона редакция газеты или телевизионная редакция может отказать гражданину или организации в публикации того или иного материала? (Римма Хибатуллина, редактор газеты «Восход»)

С.В. Шигапова: Действующее законодательство предусматривает обязанность СМИ публиковать только определенные законом «О средствах массовой информации» обязательные сообщения. Этим же законом установлено, что редакция может отказать гражданину или организации в публикации того или иного материала без ссылки на какую-либо норму права, указав лишь на отсутствие актуальности темы для ее обнародования либо иные мотивы, по которым СМИ не желает публиковать представленные материалы. Никаких официальных ответов о причинах отказа в публикации гражданам или организациям законодательство не предусматривает.

Если редакция издания получила письмо с просьбой опубликовать определенную информацию или письмо читателя, обязана ли редакция ответить на это письмо в течение 30 дней?

С.В. Шигапова: На такое письмо редакция отвечать не обязана.

А как быть с частными объявлениями? Если обращается именно физическое лицо? Например, человек хочет размесить на платной или бесплатной основе объявление о продаже чего-либо или о смерти другого человека?

Д.С. Дерхо: Порядок разрешения обращений граждан в рекламные отделы СМИ с просьбой об опубликовании каких-либо объявлений и требования к содержанию таких объявлений устанавливаются законодательством о рекламе. Между тем, если в таких объявлениях содержатся утверждения о фактах в отношении других лиц, они могут быть предметом проверки по правилам статьи 152 Гражданского кодекса РФ, поэтому со средства массовой информации не снимается обязанность по проверке достоверности таких утверждений. Поэтому при принятии подобных объявлений нужно либо избегать формулировок, которые являются прямым утверждением о факте, либо принимать меры по проверке достоверности этих фактов.В одном из своих вопросов журналисты приводили пример. Газета опубликовала частное поздравление за подписью «Жена и сын». А оказалось, что автор объявления вовсе не жена, и возмущенные родственники подают в суд на газету, которая не проверила данный факт. Проверить факты можно различными способами, в том числе путем истребования у заявителя тех или иных документов, подтверждающих достоверность публикуемой информации (например, свидетельств о праве собственности, если речь идет о принадлежности недвижимости; документов, удостоверяющих личность и подтверждающих родство, если объявление связано с обозначением родственных связей).Вместе с тем, подобная ситуация, даже в отсутствие требуемых документов, не выглядит критической. Ведь если такая информация не соответствует действительности, но не является порочащей, то она может быть опровергнута, но основанием для компенсации морального вреда не послужит. При этом право потребовать опровержения такой информации принадлежит лишь самому лицу, в отношении которого она опубликована (либо его законному представителю). Следовательно, основания для опровержения, например, информации поздравительного характера, опубликованной от имени лица, который безосновательно представился супругом, по требованиям каких-либо иных родственников отсутствуют.
 

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию