Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

23.06.2017
Журнал судейского сообщества

15.06.2017
Порядок рассмотрения обращений (запросов)

05.06.2017
Обобщения областного суда

05.06.2017
Результаты конкурса от 02.06.2017

30.05.2017
Положение об аккредитации представителей СМИ

23.05.2017
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов

Полезные ссылки

 
     
   

Судейской карьеры ничего не предвещало

 
   
Размещено 16.12.2014

Судьи областного суда и судов г. Челябинска (И. Г. Соломаха – в верхнем ряду крайний справа), февраль 1980 года.

Соломаха и (справа от него) судьи областного суда А. Н. Шкляева и К. А. Блинова, ноябрь 1975 года.

 

Судейской карьеры ничего не предвещало

Рубрика:Судейские истории

15 декабря 2014

 Авторы: Александр Пилипчук, Наталья Бушуева, Светлана Синица

На одном из первых же процессов в своей судейской карьере председательствующий Иван Соломаха вынужден был обратиться к сравнительно редко использовавшемуся в советской судебной практике особому мнению. Это произошло после того, как народные заседатели единодушно высказались за вынесение обвинительного приговора подсудимой, в действиях которой сам он не усмотрел состава преступления, вспоминает судья Челябинского областного суда в почетной отставке событие более чем полувековой давности. Правоту молодого судьи Чебаркульского городского народного суда подтвердило тогда решение кассационной инстанция областного суда, куда с жалобой обратилась осужденная.

Соломаха родился в 1920 году в селе Ковалевка на Полтавщине, здесь же окончил семилетку. Многодетной крестьянской семье жилось в колхозе нелегко, пара рабочих рук не помешала бы, но родители хотели, чтобы Иван продолжил учебу. Будущую профессию медицинского работника он выбрал сам: мать последние несколько лет лет серьезно болела, и подросток решил, как он вспоминал много лет спустя, "набраться знаний и вылечить ее". Фельдшерско-акушерскую школу в Лубнах Полтавской области, готовившую медработников со средним специальным образованием, Иван окончил в 1937 году (мать, у которой, как оказалось, был рак, не дожила до этого времени). Вместе с несколькими однокашниками Соломаха уехал в Читинскую область, где два года работал в участковой больнице фельдшером. В будущем он видел себя дипломированным врачом, но решил поступать в медицинский вуз после службы в армии, куда его призвали в декабре 1939 года. Однако его планы разрушила война.

Любовь и скрипка на войне

"В начале 1941-го меня распределили в медико-санитарный батальон, где я проходил практику в качестве фельдшера. Так всю войну прошел с медицинским пунктом, сначала солдатом, затем лейтенантом, закончил старшим лейтенантом медицинской службы", – вспоминает Соломаха. На фронт он попал в августе 1942 года в составе 92-го полка недавно сформированной 422-й дивизии – и сразу под Сталинград, где в междуречье Волги и Дона шли бои. В первые же часы и дни после введения на передовую необстрелянных частей дивизии на полковой медицинский пункт начало поступать множество тяжело раненых. "Те самые "огромные потери" первых лет войны прошли через мои руки и руки моих товарищей, – говорит Соломаха. – Хорошо помню первый бой, самое начало. Мимо нас шли передовые части. Я машинально схватил сумку и бросился с ними – под минометный огонь. Позже осознал, что не выполняю свою задачу, вернулся назад, мы развернули палатку и сразу стали принимать раненых. Так что в атаку я больше не ходил. Но доставалось и медикам. Сам не раз был на волоске от смерти".

На фронте 21-летний Соломаха встретил свою любовь. "Мы были еще очень молоды и привыкли, что ли, втянулись в ту жизнь, будто так и надо, – отмечает он, рассказывая о своем знакомстве с будущей женой. – Я заметил Раису, когда она еще в эвакопоезде работала. В медсанбатах было больше женщин, а в полковых медицинских пунктах лишь иногда – санитарки. Женщин берегли, на передний край почти не посылали. После боев на Днепре мы вместе были на Украине, в Молдавии, Румынии, – пока ее не демобилизовали летом 1944-го по причине… беременности. Родилась старшая дочь Галина 7 ноября 1944 года в Челябинске". Ее появление на свет в медпункте отметили "пиром", на котором "было много добрых слов, тостов". И даже танцы под скрипку. "Я увлекался игрой на скрипке и возил инструмент с собой. Стал играть, а девчонки наши плясали… Скрипка прошла со мной всю войну и вернулась домой. Так что было на войне место и любви, и музыке", – заканчивает свой рассказ о фронтовых буднях Соломаха.

На золотых россыпях

Победу в войне с Германией кавалер двух орденов Красной Звезды старший лейтенант медицинской службы Соломаха встретил в Чехословакии, но с окончанием боевых действий его не демобилизовали, а перевели в Дальневосточный военный округ, основные силы которого дислоцировались в Хабаровском крае. Однако Соломаха не собирался отказываться от своих планов – получить высшее медицинское образование. В 1947 году он обратился к непосредственному начальнику с просьбой дать ход его рапорту об увольнении в запас, но получил отказ. Правда, ему разрешили обратиться по команде к начальнику медицинской службы округа. На встрече в Хабаровске с генералом от медицины Соломаха рассказал о своей мечте стать врачом и вскоре расстался с погонами. На семейном совете решили, что будут устраиваться на родине жены – в Челябинске.

Сразу по приезде в областной центр Соломаха побывал на приеме у ректора Челябинского медицинского института (ныне Южно-Уральский государственный медицинский университет) с просьбой зачислить его сразу на третий курс. "Ректор, приняв во внимание мое фельдшерское образование, службу в медсанбате, был согласен взять меня без экзаменов, но на первый курс, – вспоминает Соломаха. – Я же не мог позволить себе учиться на дневном отделении шесть лет: нужно было кормить семью, а заочного отделения в мединституте никогда не было. Пришли в облздрав с женой искать работу, а там оказалась заведующая Чебаркульским отделом здравоохранения, обрадовалась нам: "В Непряхино нужны врач и фельдшер!" Взяли нас всей семьей".

Непряхино было известно своими золотыми приисками. Старатели, по словам Соломахи, жили сыто, у каждого хозяйство, скотина. Кроме того, в приисковом районе были магазины, где они могли покупать товары и продовольствие, расплачиваясь специальными бонами. Директор прииска сразу выписал семье медиков 100 кг картофеля, время от времени им выделяли и продовольственные боны. Тем не менее через некоторое время они все же перебрались "поближе к цивилизации", в Чебаркуль, где обоим нашлась работа по специальности.

"В данной ситуации мнение заседателей возобладало над моим"

В Чебаркуле Соломаху несколько раз избирали народным заседателем, к обязанностям которого бывший фронтовик относился ответственно. Но неожиданно для себя почувствовал, что участие в судебных процессах горсуда стало для него чем-то большим, чем "конституционная нагрузка" на гражданина, пробудило в нем деятельный интерес к юриспруденции. "Воевать было не привыкать: с фашистами дрались, с человеческими недугами сражались… Раз уж не сложилось получить высшее медицинское образование – попробуем побороться с "болезнями" иного характера, вооружившись законом", – сформулировал Соломаха свой тогдашний пересмотр ценностей. Вступительные экзамены на заочное отделение Свердловского юридического института он сдал успешно, как и все последующие зачеты и экзамены. После получения диплома в 1952 году работал юрисконсультом на Чебаркульском металлургическом заводе. Коллектив завода и выдвинул его на выборы кандидатом в народные судьи.

Одним из первых в Чебаркульском городском суде стало для него уголовное дело в отношении заведующей детским садом. "Она уехала отдыхать, а детский сад остался на попечение нянечек, – вспоминает Соломаха. – Одна нянечка во время прогулки детей отвлеклась и несколько детей наелись белены, несколько кустиков которой проросли возле ограждения детсада. Одного ребенка не удалось спасти. В отношении заведующей городская прокуратура возбудила уголовное дело по статье о халатности. Дело рассматривалось выездной сессией в заводском клубе с участием судьи и двух народных заседателей". Зрительный зал, подчеркивает Соломаха, "был набит битком". Государственный обвинитель под одобрительный шум собравшихся попросил суд вынести обвинительный приговор. Общему настроению поддались и "боковые судьи" – народные заседатели. Соломаха же, в свою очередь, считал, что прямой вины заведующей в случившемся нет. Однако оба народных заседателя, составляющие большинство суда, твердо стояли на том, что подсудимая должна понести наказание в виде трех лет лишения свободы. "В данной ситуации мнение заседателей возобладало над моим мнением как судьи, – откровенно признает Соломаха. – К слову сказать, такое бывало крайне редко. В основном слово судьи было решающим. Но я высказал свое особое мнение, моя точка зрения была отражена в протоколе".

Дальнейшая судьба бывшей заведующей решилась в областном суде, где дело рассматривалось в кассационном порядке: челябинские судьи не нашли в действиях бывшей заведующей детским садом состава преступления, и она была освобождена из-под стражи (было ли прокуратурой впоследствии возбуждено уголовное дело в отношении нянечки, сопровождавшей детей на прогулке в тот день, Соломаха вспомнить затруднился).

Прокуратура признала поражение

Когда две подросшие дочери Соломахи поступили в челябинские вузы, он обратился к председателю Челябинского областного суда Аркадию Пшеничникову с просьбой перевести его в областной центр по семейным обстоятельствам. Вакантное место судьи нашлось в Советском районном народном суде Челябинска. Здесь ему довелось рассматривать запомнившееся ему уголовное дело в отношении заведующего материально-техническим складом. Менее чем через два месяца после его вступления в должность в здании произошел пожар, в результате которого оно полностью сгорело. Заведующего обвинили в халатности: по мнению следствия, она проявилась в том, что он не принял меры по замене старой электропроводки. Соломаха, изучая дело, обратил внимание, что обвиняемый, в прошлом адвокат, указывал следствию на следующее обстоятельство: в непосредственной близости от склада проходит железнодорожная ветка и причиной возгорания могли стать искры из трубы паровоза. Эта версия проверялась, были проведены две экспертизы, но достоверно установить истинную причину случившегося так и не удалось.

На суде юрист отказался от адвоката и в свою защиту привел те же резоны. Суд под председательством Соломахи, руководствуясь тем, что обвинение исходило только из одной возможной версии возникновения пожара, а также с учетом непродолжительного нахождения работника в должности вынес оправдательный приговор. На это решение прокуратура незамедлительно отреагировала протестом в президиум областного суда. Приговор отменили, а дело направили на дополнительное расследование. Но на этот раз сама прокуратура прекратила уголовное дело за отсутствием состава преступления.

"Душа у меня больше лежала к гражданским делам…"

В период работы Соломахи в Советском райсуде тогдашний зампредседателя облсуда Николай Белоусов приглашал его на работу в коллегию по уголовным делам. Соломаха не принял предложения. "Душа у меня больше лежала к гражданским делам, и я отказался, – объясняет он. – А когда освободилось место в гражданской коллегии, вновь последовало предложение, и я согласился". Это произошло в 1967 году.

"По сравнению с народными судами условия в областном суде показались мне раем, – вспоминает Соломаха. – Я пришел работать в новое, специально построенное для суда здание на улице Труда, 34. В Чебаркульском суде я сидел в крохотной комнатушке с одним окошком [скорее всего – бывший чулан]. В областном суде мне выделили место в просторном, светлом кабинете. Моими соседями были Аделаида Ниловна Лапшина и Ксения Александровна Бокова. Таким составом мы и рассматривали гражданские дела в кассационной инстанции. Меня назначили председательствующим этого состава. Нагрузка, конечно, была солидной. Но всегда имелась возможность посоветоваться с коллегами. Атмосфера в коллективе была доброжелательной".

По словам Соломахи, работали в коллегии с высоким качеством, отмены судебных решений были крайне редки. "А дела приходилось рассматривать непростые, нередко долгое время "гулявшие" от одной инстанции к другой, – подчеркивает он. – Например, супружеская пара обратились в суд с иском к женщине, проживающей на Украине, с которой заключила договор на обмен своей квартиры в Челябинске на ее частный дом. Позже передумали и потребовали расторжения договора. Дело рассматривалось несколько раз. У сторон имелись друг к другу претензии. К примеру, ответчица предъявила супругам, что они ей должны некоторую сумму денег (в деле была расписка, подтверждающая этот факт). В ответ они предъявили новые требования. В итоге появилось несколько дел, которые неоднократно рассматривались в народных судах, потом поступали в областной суд, где решения отменялись. В конце концов, дело было принято по первой инстанции областным судом…"

Дело для рассмотрения распределили Соломахе. "Я изучил все его обстоятельства, включая и взаимные претензии, – вспоминает он, – Объединил все дела, вынес определение. Оказалось, что с самого начала обмен противоречил закону, запрещавшему обменивать частные дома на государственное жилье. Это и позволило мне принять решение о расторжении договора и приведении сторон в первоначальное положение. По долговой расписке с супругов взыскали в пользу ответчицы денежные средства. Тем не менее она оказалась недовольной решением суда, поехала в Москву, где наняла адвоката и обжаловала решение в Верховном суде. Но Верховный суд оставил его без изменения".

В почетной отставке

Соломаха ушел в почетную отставку в 1982 году с должности судьи судебной коллегии по гражданским делам. Но, несмотря на преклонный возраст, он интересуется жизнью сегодняшнего областного суда, принимает участие в деятельности его ветеранской организации, которая избрала своей "штаб-квартирой" для встреч и мероприятий музей суда. Здесь, по словам Соломахи, у "отставников" есть уникальная возможность вспомнить прошлую работу и ощутить себя частью большого коллектива.

"Всегда с теплотой вспоминаю женщин из моего судебного состава, – говорит Соломаха. – Аделаида Ниловна Лапшина, Ксения Александровна Бокова, Валентина Константиновна Костина – прекрасные люди и очень грамотные специалисты. Ксения Александровна вообще была как ходячий справочник: коллеги обращались к ней практически с любым вопросом. До работы в областном суде, куда она пришла с должности юрисконсульта Управления железной дороги, Ксения Александровна также имела опыт работы кодификатором в том же Управлении, поэтому сохранила привычку все систематизировать, быть в курсе всех изменений законодательства. Маргарита Ивановна и Александр Павлович Блиновы, Николай Николаевич Тихомиров, Владимир Георгиевич Чирков, Николай Дмитриевич Перов, Петр Павлович Мищенко, председатель коллегии по гражданским делам Константин Павлович Никитин исключительно плодотворно работали в областном суде. А из председателей хотелось бы отметить Аркадия Павловича Пшеничникова и Николая Ивановича Белоусова – они всегда пользовались большим уважением в коллективе. И, конечно же, Федора Михайловича Вяткина, который, наверное, более, чем кто бы то ни было, сделал для Челябинского областного суда: при нем столько было построено, столько введено различных технических новшеств".

Самого Соломаху в судейских кругах Челябинска знают как человека интеллигентного, с тонкой душевной организацией и, конечно, как обладателя высоких профессиональных качеств. Интересно отметить, что члены многочисленной семьи Соломахи традиционно предпочитают в большинстве своем две профессии – врачей и юристов. Так, например, медиками стали его дочь Галина и внучка Таня, вторая внучка Юля – выпускница Свердловского юридического института, а правнучка Маша получила юридическое образование в МГИМО.

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию