Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

08.12.2017
Конкурс для замещения вакантных должностей на 26.01.2018

01.12.2017
Обобщения областного суда

30.11.2017
Суды области

24.11.2017
Результаты конкурса от 24.11.2017

24.11.2017
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов

17.11.2017
Результаты конкурса от 17.11.2017

Полезные ссылки

 
     
   

Процесс о трех карасях
И восьмерых сиротах, которых не ждет ничего хорошего при любом исходе этого громкого дела

 
   
Размещено 09.12.2008 обновлено 15.12.2008
 

Российская Газета - Южный Урал
"Известия" от 9 декабря 2008 г. Юрий Снегирев.

Дети Шмунка ждут возвращения своего папы в доме у своей старшей сестры

Многодетного отца-одиночку из села Кадымцево Челябинской области безжалостно посадили за 2,8 килограмма браконьерской рыбы. То, что после смерти матери на руках у 40-летнего Александра Шмунка осталось 8 несовершеннолетних детей, суд оставил без внимания. К обсуждению этой глубинно российской горемычной истории присоединились даже блогеры, правда, в стандартной комплектации: неужели, дружно зашелестели они, время открутило 70 лет назад и у нас снова 1937 год (да точно он, вон какой авторитаризм на дворе), когда срока давали и за три колоска? В Кадымцево поехал разбираться наш обозреватель Юрий Снегирёв.

Весной 2006 года Александр Шмунк пошел на рыбалку, но сам попался в сети рыбоохраны. Шмунк нанес ущерб государству аж на 43 рубля - в сетях оказалось три карася общим весом 2,8 килограмма. Вскоре в райцентре Троицк состоялся суд наш Шмунком. Мировой судья Светлана Крылова вынесла приговор: год исправительных работ с 15%-ным удержанием из заработка в пользу государства. Местом исправления назначили Нижнюю Санарку, где Шмунк обязан был работать дворником. Это в 60 километрах от родного села Кадымцево. Прямого автобусного сообщения между этими населенными пунктами не было.

А тут жена Александра Шмунка Елена захворала. Сначала зуб заболел, а потом... Врачи определили рак. Дважды она проходила курсы химиотерапии в Челябинске. Но тщетно. Этим летом 37-летняя супруга Шмунка скончалась. На руках осталось 8 несовершеннолетних ребятишек от 5 до 15 лет (девятая - старшая дочь Ядвига вышла замуж и жила отдельно). Ну и Шмунк, конечно, ни в Нижнюю, а тем более в Верхнюю Санарку не ездил. Думал: как-нибудь обойдется. После смерти жены должен же суд войти в положение!

К Шмунку и впрямь приехали судебные приставы. Даже у них выступили слезы, когда они зашли в покосившийся, с дырявой крышей дом. Уехали ни с чем. Тогда судья Крылова вынесла новый приговор: три месяца в колонии-поселении под Магнитогорском - это в 250 километрах от родного дома. На днях приговор вступил в силу.

Первыми тревогу забили местные журналисты.

- Я хочу в глаза посмотреть этой Крыловой! - горячился один челябинский коллега по перу. - Какое же сердце надо иметь, чтобы детей сиротами оставить? Единственного кормильца - и за решетку!

Действительно, мороз по коже. Из-за каких-то трех карасей! И ведь не на продажу, а чтоб детей накормить... Сразу после публикации истории о трех карасях заместитель генерального прокурора Российской Федерации Юрий Золотов поручил прокурору Челябинской области Александру Войтовичу провести незамедлительную проверку достоверности фактов, а в случае их подтверждения принять "исчерпывающие меры по восстановлению законности".

Я не стал дожидаться результатов прокурорской проверки и выехал в Челябинскую область. Тем более, что мне тоже очень хотелось взглянуть в глаза судье Крыловой.

Судили без паспорта

Все 8 сирот живут у старшей сестры Ядвиги (для простоты все ее зовут Ксюшей). Ядвига неделю назад родила Олечку. Плюс двухлетний сын Артем. Итого в двух малюсеньких комнатушках 10 детей. Муж Николай Кукушкин сразу взял отпуск. Пока тесть срок мотает, он оформил временную опеку над детишками. Скоро первое пособие. Николай подсчитал: государство выплатит никак не меньше 18 тысяч рублей. А это для села сумасшедшие деньги. Мы сидим на крохотной кухоньке в доме Николая. Несмотря на потрескивающую печку, по дому гуляют сквозняки. За стенкой детский кашель. Сопливый малыш в одних колготках и маечке играет на полу. Ядвига кормит грудью.

- К нам уже приходили из соцзащиты. Детей хотели отнять. Мы всем селом отстояли. Спасибо главе администрации! - говорит Николай. - Сашку (Шмунка, браконьера горемычного) взяли прямо в трениках. Посадили в "бобик" - только мы его и видели. Даже паспорт остался. А разве можно без паспорта судить? Вечером глава администрации дозвонился до района. Он и узнал, что тестя посадили.

- Неужели из-за трех карасей?

- Участковый с вечера предупредил: на озеро ни ногой! Рыбинспекция будет браконьеров ловить. А он с утра за сетями - и поперся. Один карась крупный попался. Два других малявочки совсем. Кто ж знал, что все так обернется?

- А когда все дети соберутся? Я снимок хочу сделать.

- Младшие со школы придут в обед. А Федя в ПТУ поступил на автомеханика. Ездит каждый день в Троицк. Тот к вечеру только будет. Часов в 6 приходите.

Глаза судьи Крыловой

...Троицкий районный суд похож на тысячи других российских. Жесткие лавки и запах казенщины. Признаться, я и не ожидал, что судья Крылова примет журналиста. После такого приговора я бы интервью не раздавал. Светлана Валерьевна Крылова оказалась красивой молодой женщиной. Со спокойными серыми глазами. Я протянул ей вырезку из местной газеты о трех карасях. Она нахмурила лоб и молча прочитала заметку.

- Светлана Валерьевна! Все ли здесь правда? Может, есть неточности?

- Все правда. Но не вся...

То, что я узнал от судьи и что, я надеюсь, узнают прокуроры из области, переворачивает историю с тремя карасями с головы на ноги.

- Судила я гражданина Шмунка по 256-й статье Уголовного кодекса. Штраф даже в 5 тысяч рублей для села - огромные деньги. А по этой статье штраф от 100 тысяч рублей. Шмунк хоть и числился в учхозе "Ясные поляны", не работал. Только пил. Это видно из характеристик.

- 100 тысяч рублей за три карася?

- Не за три карася, а за четыре мелкоячеистые сети общей длиной в километр! Его взяли с поличным. Он этого и не отрицал. И наказание для него было не столько в 15%-ном отчислении от заработной платы, а в трудоустройстве.

- А почему так далеко отработку назначили?

- Есть список предприятий, на которых можно отрабатывать наказание. Не я его составляла. Конституционный суд недавно признал эти списки законными. Но и здесь суд пошел ему навстречу. В виде исключения я разрешила отбывать наказание по месту жительства в родном учхозе. Но он и там не работал. Судя по табелям, ему закрыли всего три месяца. Девять месяцев он не работал. Так как день в колонии-поселении идет за три на свободе, я и назначила ему три месяца.

- Но у него жена умерла...

- Я три раза его вызывала. Три раза предупреждала: надо работать. А он смотрит, застенчиво улыбается и опять на работу не является. Только на четвертый раз я изменила наказание.

- А как же дети?

- А он за ними следил? Дети жили самостоятельной жизнью. И неизвестно с кем бы им было лучше: с пьющим папашей или в детском доме. Я ведь ему наказание, связанное с работой, назначила еще и потому, что на селе сейчас безработица. А так - гарантированное место на целый год. Сейчас у него последний шанс одуматься. Если после отбытия наказания он опять запьет и не будет работать, государство вправе решить вопрос об отцовстве. Кстати: они только шестерых детей успели оформить на фамилию Шмунк. Глаза судьи Крыловой смотрели на меня не мигая. А я собирался с мыслями.

"Мне бы Федю..."

Следующий удар ждал меня в ПТУ N 6. Решил забрать старшего, 15-летнего Федю - чего ему трястись 30 километров на автобусе? У меня машина была. Заодно и поговорили бы.

- Мне бы Федю Шмунка, - зашел я в учебную часть.

- Мне бы тоже, - завуч Анна Новикова посмотрела на меня из-под очков. - С начала учебного года всего три раза был на занятиях. Пьет, курит, гуляет. И родителя вызывать бесполезно.

- Так что же, отчислять будете?

- Нет, наверное, - тяжело вздохнула Анна Петровна. - Куда он пойдет? Будем тянуть до последнего...

Добрая в 6-м ПТУ завуч! Как бы эта доброта не довела Федю до цугундера. Как и его отца...

Родной учхоз Александра Шмунка, где он когда-то слесарил, несмотря на кризис, стал подниматься с колен. Закупили аж 1153 голландские коровы. Надой 4878 литров за месяц. А жирность молока - 4,2%! Знающие люди поймут. На фоне этого трудового подвига фигура Шмунка резко выделялась.

- Да тунеядец он! - заявила мне начальница отдела кадров ООО "Ясные поляны" Валентина Ефимова. - Алкоголик! И Елена, царствие ей небесное, тоже крепко зашибала. А ведь бухгалтером у нас начинала. Как запила - скатилась в доярки. Они ведь давно уж развелись. На почве бутылки. Но детей рожать не перестали. Ведь матери-одиночке пособие побольше выходит - значит, водки больше купить можно. Последний ребенок у нее летом родился. Три месяца прожил и умер. Все от водки! Когда наказание назначили, мы пошли ему навстречу. Отвезли в Троицк, "зашили". А он быстро развязался. И на работу ходить перестал. Придет в конце месяца ко мне. Закрой, говорит, табель за месяц. Иногда жалела его и ребятишек. Брала грех на душу. Но не каждый же месяц! Потом отмечать его перестала. А ему все трын-трава. Когда Елена померла, его две недели в селе не было. Где шатался? В газете районной написали, что 8 детей без мамки живут. Тут же гуманитарную помощь собрали. И на "Икарусе" с телевидением приехали. Так у них и видик появился! Когда Сашку забрали, журналисты опять понаехали с конфетами да подарками! Жалеют Шмунка. А он абсолютно бесполезный человек.

- А если придет после отсидки, возьмете на работу?

- Если пить перестанет. Но это вряд ли...

"А кто не пьет?"

Глава администрации сельского поселения Юрия Задирако сейчас раздает интервью. Симпатизирует многодетной семье, что неудивительно. Острые углы связанные с беспробудным пьянством и беспризорными детьми, в нашей беседе пытался обходить.

- Я его чисто по-мужски понимаю, - вздыхает Юрий Владимирович. - Не дай бог такое пережить. А суд, я считаю, был излишне строг. После этой истории мы выделили Шмункам новое жилье - трехкомнатную квартиру (правда, в кирпичном бараке, пока нет ни окон, ни дверей, но область выделила 200 тысяч рублей на ремонт. Когда они дойдут - никто не знает. - Ю.С.).

Когда я стал задавать вопросы про пьянство Александра Шмунка, Юрий Владимирович насторожился:

- А кто в деревне не пьет?

- Я сейчас фотографировать детей поеду. Давайте со мной!

- Нет, у меня дела...

Я слегка удивился. Обычно начальство очень трепетно относится к работе прессы на подведомственной территории. Потом я догадался, почему Юрий Задирако не поехал со мной.

Лишь только я начал стучать в ворота, в доме погас свет. На порог вышел нетрезвый подросток и прокричал:

- В доме никого нету! Я никому не открою!

Я позвонил по сотовому Николаю Кукушкину. Как же так? Договаривались на шесть...

Трубка ответила все тем же голосом:

- Никого дома нету. Я никому не открою! - и дала отбой.

Видимо, глава администрации успел предупредить по телефону о навязчивом журналисте.

Я не сомневаюсь, что областная прокуратура разберется, кто прав, а кто виноват в этой истории. К падшим будет проявлена милость. Жестокий приговор отменят.

Меня волнует другое: а что дальше? Не сомневаюсь: Шмунк пропьет 200 тысяч, которые государство после всей этой истории выделило на ремонт нового жилища. Органы соцзащиты лишат его отцовства: ведь теперь после шумихи семью будут рассматривать под увеличительным стеклом.

Мне говорят: хотя бы закон пусть восторжествует, и то дело. А чего-то нету у меня радости по этому поводу. Жалко детей. Не случайно Николай Кукушкин просил меня: "Не говорите в соцзащите, что были у нас и что видели: детей определят в детский дом!" Ведь по жилищным условиям семья Кукушкиных взять в постоянное опекунство детей Шмунка не может. Надо 9 метров на ребенка. А там и двух нету.

Кого мне не жалко - так это главного героя. Настрогал 8 ребятишек, а заботиться о них не научился. Кто их поднимет? Как? Сидит Шмунк - нет на эти вопросы внятного ответа. Выйдет - тоже. Светит им детдом - и, похоже, это не худший вариант. Может, читатели другое присоветуют? Буду ждать.

А пока - такие караси

 

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию