Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

08.12.2017
Конкурс для замещения вакантных должностей на 26.01.2018

01.12.2017
Обобщения областного суда

30.11.2017
Суды области

24.11.2017
Результаты конкурса от 24.11.2017

24.11.2017
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов

17.11.2017
Результаты конкурса от 17.11.2017

Полезные ссылки

 
     
   

Наталья Козлова, заместитель председателя Челябинского областного суда: «Мы не даем судьям указания лишать всех водителей прав»

 
   
Размещено 05.11.2009 обновлено 11.11.2009
 

Источник публикации (autochel.ru)

autochel.ru

от 3 ноября 2009 года

Козлова Наталья ВасильевнаОпубликованная в середине октября новость «Водитель в суде – заранее проигранная битва» вызвала большой резонанс среди наших читателей. Автомобилисты один за другим рассказывали о своих неудачах в суде. Однако зачастую в их историях преобладали эмоции, а они доказательствами, как известно, не являются. Тема рассмотрения административных дел в суде всегда горячо обсуждаема и неизменно вызывает множество вопросов среди водителей, поэтому мы решили обратиться к заместителю председателя Челябинского областного суда Наталье Козловой с просьбой ответить на самые наболевшие из них. Несмотря на традиционную занятость служителей Фемиды, она охотно согласилась на интервью, в котором разъяснила, почему суд верит инспекторам ДПС, в каких случаях заседание занимает не более пяти минут и как поступать в случае нарушений со стороны ГИБДД.

Инспектор и водители – равноправные свидетели?

Наталья Васильевна, нам бы хотелось, чтобы это интервью носило прикладной характер и водители могли почерпнуть советы, каким образом отстоять свои интересы в суде.

– Как заместитель председателя, курирующий дела об административных правонарушениях, рассматривающий надзорные жалобы по таким делам, я не имею права давать юридические консультации. Могу говорить лишь о том, что может служить доказательствами по административному делу. Давайте вести беседу в этом ключе.

Хорошо. Если не возражаете, начнем со свидетелей. Кто может выступить свидетелем? Могут ли пояснять ситуацию, например, родственники водителя, находившиеся в момент правонарушения в автомобиле?

– Свидетелем может быть любое лицо, которому что-либо известно об обстоятельствах данного дела. Как правило, это очевидец произошедшего. Из доводов жалоб мы видим, что встречается ситуация, когда водитель просит вписать своего попутчика в протокол в качестве свидетеля, но сотрудники ГИБДД отказывают. В таком случае лицо, привлекаемое к ответственности, не лишено возможности в суде заявить ходатайство о вызове данного свидетеля. Причем нужно иметь в виду, что особенностью административного судопроизводства является письменный порядок подачи ходатайств. В устном виде они не рассматриваются.

Зачастую материалы дела поступают в суд уже со свидетельскими пояснениями. При этом они принимаются в качестве доказательства, если лицо предупреждено об административной ответственности за дачу ложных показаний.

А вас не смущает, что эти показания чаще всего пишут сами сотрудники ГИБДД, а свидетель только подписывает «с моих слов записано верно»?

– А вы подпишете такое заявление, если оно не соответствует истине?

Нет.

– Почему же тогда я должна вам не верить? Какие у меня на это основания? Мы исходим из того, что любой водитель – дееспособный, взрослый, вменяемый человек и несет ответственность за достоверность того, что он подписал. Факт исполнения этого объяснения работником ГИБДД при наличии подлинной подписи свидетеля нарушением закона не является.

Отсюда, вероятно, и любимая формулировка мировых судей – «нет основания не доверять сотруднику ДПС»...

– Давайте так, какие у меня сейчас основания сказать, что вы не квалифицированный журналист, совершенно не понимаете, что я говорю. Какие у меня на это основания? Никаких. А чем работник ГИБДД отличается от вас?

Непорядочные люди есть везде, в любой системе, в любом обществе. Мы не можем сказать, что работники ГИБДД все говорят неправду, а водители – все ангелы. Так же как не можем утверждать обратное. Поэтому мы берем конкретное дело, изучаем все доказательства, слушаем стороны, даем оценку тому, что они говорят, применительно к законодательству и выносим правильное решение.

Но многие водители жалуются, что мировые судьи с водителями, пришедшими без представителя – профессионального юриста, особо не церемонятся. Пять минут, решение, следующий.

– Я бы так не сказала. Все дела, обжалованные в порядке надзора, проходят через меня. Сегодня стопку дел проверила и практически везде идут допрошенные свидетели либо в первой, либо во второй инстанции, исследуются доказательства. В каких-то ситуациях свидетели могут не вызываться. Если свидетель проживает на Колыме, его допрос крайне затруднителен. Сроки давности же по данной категории дел – два месяца. В случае жалобы мы проверяем законность и обоснованность отказа в допросе свидетеля.

Кроме того, во многом ход разбирательства зависит от позиции водителя – что он говорит и как говорит. Если он стоит и молчит, разве судья будет слушать дольше пяти минут? Если он говорит: «Да, выпил бутылку пива, ехал трезвый», и больше ничего пояснить не может, то сколько времени нужно на рассмотрение такого дела?

Некоторые люди, не вовлеченные в процесс судопроизводства, начинают рассказывать с момента своего рождения. Как вы считаете, судья имеет право в таких случаях откорректировать направление разговора, направить в нужное русло? Если водитель активен, говорит по существу и приводит нормальные юридически значимые доводы, то судья обязательно к нему прислушается.

А если водитель не ходатайствует о вызове свидетелей, суд может их самостоятельно вызвать?

– Суд может по своей инициативе вызвать свидетелей, если появились какие-то сомнения. Если же неясностей нет и водитель не ходатайствует о вызове свидетелей, то мы берем их письменные объяснения, оформленные на месте совершения правонарушения.

Сплошные споры

Пожалуй, самой распространенной спорной ситуацией является лишение прав за обгон на трассе. Как быть, если автомобилист по тем или иным причинам не увидел запрещающего знака, а разметки, как водится, нет?

– Вообще позиция следующая: выбирай скорость так, чтобы ты мог увидеть знаки. Но часто дело в другом. Пресловутый знак «обгон запрещен» ведь на прямой дорожке при 100%-ой видимости не ставится, он располагается там, где есть опасный участок дороги (я сейчас не говорю о каких-то исключительных случаях с неверным расположением знаков). Поэтому водители, принимая решение об обгоне той же фуры, скорее всего, понимают по рельефу местности, что обгон здесь опасен.

За 6 месяцев 2009 года по главе 12 КоАП РФ мировыми судьями Челябинской области рассмотрено 27 822 административных материала, из них: 745 прекращено мировыми судьями; по 20 082 назначено наказание в виде лишения прав управления транспортным средством.
Из 20 082 лишенных прав обжаловали постановления 1 846, из них районными и городскими судами области: отменено – 383, изменено – 59.

Скажем, если ехать в сторону Златоуста, подъемы там очень протяженные, и идет огромное количество жалоб на решение о лишении прав с таким доводом: я начал обгон в разрешенном месте, а знак из-за фуры-то не видел, разметки нет, вот и обгонял... семь километров. Мол, выехал же до знака! Я в таком случае спрашиваю: «А вы не пробовали в такой момент ехать сверху?» Вы едете оттуда с нормальной скоростью, по своей полосе, а вам навстречу водитель, который за пять километров внизу пошел на обгон в разрешенном, по его мнению, месте, знак-то не заметил и теперь идет «в лоб». Как-то вопросы сразу исчезают после этого.

Наталья Васильевна, ну а с неправильно установленными знаками часто приходится сталкиваться?

– Да, был период, когда большое количество знаков располагалось с нарушением ГОСТов. У нас был ряд спорных километров, по которым проходила масса дел. Но в прошлом году после приказов МВД об упорядочивании знаков Госавтоинспекция провела большую работу. За год ситуация очень изменилась: где не надо, их убрали, где требуются –поставили. Справедливости ради в этом вопросе надо отдать должное нашим правозащитникам. Благодаря их обращениям в органы, ответственные за состояние дорог и расстановку знаков, сделано многое.

А если водитель все-таки располагает доказательствами, что знак, указание которого он нарушил, установлен не по ГОСТу, то оправдывает ли это его правонарушение?

– Судья должен рассматривать конкретное дело. Даже установив, что знак установлен не по ГОСТу, совсем не обязательно, что водитель будет освобожден от ответственности. Судите сами, каждый знак должен располагаться на определенной высоте, а если он на два сантиметра выше? Это 100-процентное нарушение ГОСТа, но должны ли мы из-за этого освободить водителя от административной ответственности? Ему же ничто не препятствовало увидеть этот знак.

Судья смотрит, каким образом нарушение ГОСТа влияет на безопасность движения, вводит ли в заблуждение водителей, применительно к данной ситуации, виден ли он. Опять же фуры. Она в любом случае выше четырех метров, даже при установке знака по ГОСТу его все равно из-за высокой машины не видно.

Часто в спорах водители пытаются оперировать дислокацией дорожных знаков...

– Если на момент правонарушения знак стоял, а впоследствии по каким-либо причинам были внесены изменения в дислокацию, и его убрали, то этот последующий перенос знака не является основанием для освобождения от ответственности. А водители в качестве довода жалобы нередко указывают, что убрали же сейчас знак, значит я и позавчера имел право там так ехать. Знак – это закон, его надо соблюдать. Если завтра отменят закон, это не значит, что сегодня его не надо соблюдать.

К нам обратился водитель с обратной ситуацией: в дислокацию изменения внесли, знак «обгон запрещен» должны были убрать еще несколько месяцев назад, но он по каким-то причинам остался стоять. Водитель при обгоне не увидел знака, и рельеф не намекнул на подвох.

– Мне не попадалось таких дел. Тут должен тщательно разбираться судья. Насколько я знаю, обычно практика обратная: сначала убирают знак, а потом в дислокацию вносят изменения.

А проходили через вас дела о временных дорожных знаках, которые иногда тоже «забывают» убрать?

– Про них много говорят, но до надзора таких дел доходит очень мало, может быть одно-два. Массового характера этой проблемы я не вижу.

На днях к нам пришло письмо, в котором водитель рассказывает о том, как его лишили прав за заклеенный знак. Как поступать водителям в случае таких подстав?

– Думаю, водители здесь должны заранее проявлять активную позицию: сообщать в ГИБДД о заклеенном знаке, увиденном по пути. Если остановили в связи с нарушением заклеенного знака, настаивай в беседе с работником ГИБДД на том, чтобы вместе вернуться. Если видишь, что со знаком что-то не то, так подкрепляй доказательствами, свидетеля останавливай. Я вполне допускаю, что знак был завешен в силу каких-то причин, может, дорожные работы, может, еще что-то. Судья не знает, когда его завесили, вчера или на момент нарушения. В таких ситуациях должна быть своевременность в действиях самих участников процесса. Фотографии, сделанные через 15 дней, малоинформативны.

Судиться под силу каждому, кто умеет писать

Какова роль видеозаписи в судебном разбирательстве?

– Видеозапись желательна, но она не является обязательным доказательством по делу. Если есть видеозапись, просматриваем. Масса случаев, когда водители приходят и говорят, я не ехал, я не совершал. Включаешь видеозапись, все видно: и ехал, и совершал, и номера прекрасно видно. Но, к сожалению, в законодательстве нет обязательного требования видеозаписи, кроме случаев выявления правонарушения в режиме видеофиксации, когда составление протокола необязательно.

А является ли аргументом в пользу водителя проведение съемки не сертифицированным прибором?

– У нас есть средства измерения, которые подлежат проверке и проходят всевозможные сертификации. Это, к примеру, алкометры, в отношении которых есть приказ Минздрава об обязательности сертификации, установлении сроков поверки. Применительно к видеокамере таких требований в законодательстве нет, поскольку видеозапись не является обязательным доказательством. Главное, чтобы была ясная четкая картина и читаемые номера.

Возможно ли простому водителю, как вы говорите, не вовлеченному в процесс судопроизводства, отстаивать свои интересы в суде без представителя – профессионального юриста?

– Как правило, водители – это грамотные, образованные люди, которые часто имеют дорогие машины, занимают определенные посты. Поэтому мне сложно понять, что вы вкладываете в понятие «простой водитель». Если это менеджер, директор какой-то фирмы, то его можно назвать простым водителем? Думаю, что он вполне самостоятельно справится с защитой.

А как быть простым работягам, которые университетов отродясь не видали?

– В принципе отстаивать свои интересы в суде доступно любому. У нас есть масса людей далеких от юриспруденции, но обладающих каким-то юридическим чутьем. Порою чувствуешь, что свидетель говорит с тобой на одном языке, хорошо понимает, что от него требуется, что значимо, а что нет. Это, конечно, зависит от эрудиции человека. Иногда водителю действительно нужна помощь и не потому, что его кто-то желает зря обвинить, а потому что человек не до конца понимает ситуацию. Тем более что дела бывают довольно сложные. Оспаривают, допустим, расположение знака. Здесь недостаточно уметь прочесть ГОСТ, водитель должен суметь его понять, есть ведь масса отсылочных норм, которые необходимо учитывать.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о процедуре обжалования вынесенного решения.

– Она довольно проста. Есть две схемы, в зависимости от того, какой орган принимает решение. Часть постановлений о привлечении к административной ответственности принимают сотрудники ГИБДД, а часть – суды. В нашем ведении в основном правонарушения, за которые предусмотрено лишение водительских прав или административный арест. Если человек не согласен с постановлением милиции, то он обжалует его в районный суд. Если его не устраивает и решение районного суда, то он обжалует его во второй инстанции – областном суде. После этого можно подать жалобу в порядке надзора.

Если речь идет об аресте, лишении прав и ряде штрафов, то вынесенное мировым судьей постановление обжалуется в районном суде. Решение районного суда является окончательным, вступает в законную силу и идет на исполнение. Но водитель не лишен права обжаловать это решение в порядке надзора.

Образцы жалоб можно найти и у мировых судей, и в районных судах. Каждый водитель – ведь он умеет писать – вполне может по этому образцу подать жалобу, сложного там ничего нет.

Только вот сколько водителей, лишенных права управления, обжалуют вынесенное решение? По нашей статистике – 9-10%. Получается, что остальные 90% согласны с решением.

Многие водители не решаются на обжалование, по первому рассмотрению дела зная, что суд изначально находится в позиции обвинения.

– Не соглашусь про категоричную позицию обвинения, но вы правы, в этой части есть определенные проблемы. Это как раз то, о чем говорит уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин – при рассмотрении административных дел должен быть состязательный процесс, судопроизводство и обвинение должны быть разделены.

До 2001 года был немного другой закон. Когда действовал старый Кодекс об административных правонарушениях, суд имел право вызвать работника ГИБДД не в качестве свидетеля, а участником процесса, и бремя доказывания виновности водителя возлагалось на это должностное лицо. Да, было больше работы, поскольку у Госавтоинспекции тоже было право обжалования. Но для состязательности, для сути административного судопроизводства – это был большой плюс. Сейчас вызываем сотрудников ГИБДД как свидетелей, но правовое положение свидетелей и участника процесса разное.

Правильно ли, что судьи, не имеющие водительских прав, разбирают дела водителей?

– Вопрос, конечно, интересный... С одной стороны, рассматривать дело о некачественной медицинской услуге должен судья-врач? С другой стороны, по-моему, вопрос о незнании судьями правил дорожного движения уже не актуален. Это, может, лет десять назад мало кто имел права, а сейчас большинство дам-судей имеют права, а мужчины тем более. Но в любом случае квалификация судьи не различается в зависимости от того, есть у него права или нет.

Наталья Васильевна, а что вас больше всего задевает, когда водители начинают критиковать судебную систему?

– Честно говоря, я спокойно отношусь к критике и не могу сказать, что меня что-то задевает. (Задумчиво.) Впрочем... Знаете, я не понимаю, когда говорят, что все суды, не разбираясь, привлекают абсолютно всех водителей к административной ответственности. Я с этим не согласна. К примеру, вот передо мной дело, мировой судья на шести страницах вынес мотивированное решение, допрошено пять или шесть свидетелей – подробнее просто некуда. В качестве примера я дам вам еще постановления, где водители не лишены права управления. И разговоры о том, что у нас есть указание 100% всех лишать... (Смеется.) Никто никогда подобных указаний не давал. Наоборот, на совещаниях, учебе всегда говорим судьям, чтобы скрупулезно разбирались в делах, смотрели внимательно. А тот факт, что большинство водителей, материалы в отношении которых поступили в суд, все-таки были лишены права управления транспортным средством, вполне нормален. Ведь большинство административных материалов подготавливаются сотрудниками ГИБДД на профессиональном уровне.

– Свидетелем может быть любое лицо, которому что-либо известно об обстоятельствах данного дела. Как правило, это очевидец произошедшего. Из доводов жалоб мы видим, что встречается ситуация, когда водитель просит вписать своего попутчика в протокол в качестве свидетеля, но сотрудники ГИБДД отказывают. В таком случае лицо, привлекаемое к ответственности, не лишено возможности в суде заявить ходатайство о вызове данного свидетеля. Причем нужно иметь в виду, что особенностью административного судопроизводства является письменный порядок подачи ходатайств. В устном виде они не рассматриваются.

Зачастую материалы дела поступают в суд уже со свидетельскими пояснениями. При этом они принимаются в качестве доказательства, если лицо предупреждено об административной ответственности за дачу ложных показаний.

– А вас не смущает, что эти показания чаще всего пишут сами сотрудники ГИБДД, а свидетель только подписывает «с моих слов записано верно»?

– А вы подпишете такое заявление, если оно не соответствует истине?

– Нет.

– Почему же тогда я должна вам не верить? Какие у меня на это основания? Мы исходим из того, что любой водитель – дееспособный, взрослый, вменяемый человек и несет ответственность за достоверность того, что он подписал. Факт исполнения этого объяснения работником ГИБДД при наличии подлинной подписи свидетеля нарушением закона не является.

– Отсюда, вероятно, и любимая формулировка мировых судей – «нет основания не доверять сотруднику ДПС»...

– Давайте так, какие у меня сейчас основания сказать, что вы не квалифицированный журналист, совершенно не понимаете, что я говорю. Какие у меня на это основания? Никаких. А чем работник ГИБДД отличается от вас?

Непорядочные люди есть везде, в любой системе, в любом обществе. Мы не можем сказать, что работники ГИБДД все говорят неправду, а водители – все ангелы. Так же как не можем утверждать обратное. Поэтому мы берем конкретное дело, изучаем все доказательства, слушаем стороны, даем оценку тому, что они говорят, применительно к законодательству и выносим правильное решение.

– Но многие водители жалуются, что мировые судьи с водителями, пришедшими без представителя – профессионального юриста, особо не церемонятся. Пять минут, решение, следующий.

– Я бы так не сказала. Все дела, обжалованные в порядке надзора, проходят через меня. Сегодня стопку дел проверила и практически везде идут допрошенные свидетели либо в первой, либо во второй инстанции, исследуются доказательства. В каких-то ситуациях свидетели могут не вызываться. Если свидетель проживает на Колыме, его допрос крайне затруднителен. Сроки давности же по данной категории дел – два месяца. В случае жалобы мы проверяем законность и обоснованность отказа в допросе свидетеля.

Кроме того, во многом ход разбирательства зависит от позиции водителя – что он говорит и как говорит. Если он стоит и молчит, разве судья будет слушать дольше пяти минут? Если он говорит: «Да, выпил бутылку пива, ехал трезвый», и больше ничего пояснить не может, то сколько времени нужно на рассмотрение такого дела?

Некоторые люди, не вовлеченные в процесс судопроизводства, начинают рассказывать с момента своего рождения. Как вы считаете, судья имеет право в таких случаях откорректировать направление разговора, направить в нужное русло? Если водитель активен, говорит по существу и приводит нормальные юридически значимые доводы, то судья обязательно к нему прислушается.

– А если водитель не ходатайствует о вызове свидетелей, суд может их самостоятельно вызвать?

– Суд может по своей инициативе вызвать свидетелей, если появились какие-то сомнения. Если же неясностей нет и водитель не ходатайствует о вызове свидетелей, то мы берем их письменные объяснения, оформленные на месте совершения правонарушения.

Сплошные споры

– Пожалуй, самой распространенной спорной ситуацией является лишение прав за обгон на трассе. Как быть, если автомобилист по тем или иным причинам не увидел запрещающего знака, а разметки, как водится, нет?

– Вообще позиция следующая: выбирай скорость так, чтобы ты мог увидеть знаки. Но часто дело в другом. Пресловутый знак «обгон запрещен» ведь на прямой дорожке при 100%-ой видимости не ставится, он располагается там, где есть опасный участок дороги (я сейчас не говорю о каких-то исключительных случаях с неверным расположением знаков). Поэтому водители, принимая решение об обгоне той же фуры, скорее всего, понимают по рельефу местности, что обгон здесь опасен.

Мы публикуем пару примеров из предоставленных областным судом документов.

 

В конце марта на 1708 километре трассы Москва – Челябинск инспектора остановили Сергея К. за выезд на встречную полосу и обгон в зоне действия знака «обгон запрещен». Вердикт мирового судьи – лишение прав на четыре месяца. Сергей обжаловал решение в Центральном районном суде Челябинска (по месту жительства). В судебном заседании водитель пояснил, что разметки на дороге не было, и он действительно произвел обгон одного грузового автомобиля, но начал маневр до начала действия знака. Судья отсмотрел видеозапись, на которой ясно видно, что Сергей действительно начал маневр до знака и, обогнав один автомобиль, сразу вернулся в свой ряд. Схема, сделанная сотрудниками ГИБДД, противоречит видеозаписи, на что они надеялись – неясно. Постановление мирового судьи о лишении прав отменено.

 

«На рассмотрение дела у мирового судьи я не попал, – рассказывает Сергей. – Повестка по непонятным причинам до меня не дошла. Когда я обратился в суд, оказалось, что меня уже лишили прав. Естественно, я написал жалобу. В районном суде судья подошел к изучению ситуации полноценно. Выслушал меня, принял свидетельские показания моей жены, затребовал видеозапись. Состоялось два заседания в течение 10 дней, после чего судья вынес решение в мою пользу. Всем советую, если есть возможность защищаться, идите в суд. Но, на мой взгляд, для этого все-таки нужна помощь грамотного юриста, я без нее не обошелся».

* * *

25 января сотрудники ГИБДД Златоуста оформили протокол за выезд на полосу встречного движения на шестиполосной дороге с двусторонним движением в отношении Бориса Г. В судебном заседании инспектор пояснил, что вывод о нарушении он сделал из того, что на перекрестке напротив техникума им. Аносова он встал на светофоре четвертым на трехполосной проезжей части. Водитель же объяснил мировому судье, что ширина проезжей части на этом участке позволила занять ему это положение без выезда на встречную полосу. При этом и инспектор, и Борис, и его попутчик, также выступавший в суде свидетелем, подтвердили, что разметки не было видно из-за снежного покрова. Учитывая, что расстояние, на котором находился автомобиль Бориса, относительно обочин замерено не было, суд посчитал, что вывод сотрудника ГИБДД основан на предположениях. Более того, изучив ГОСТы, судья убедился, что ширина проезжей части позволяет движение в четыре ряда, а значит водитель в отсутствии разметки ничего не нарушил. Производство по делу было прекращено, Борис остался со своими правами.

Мария ШРАМЕНКО, специально для Autochel.ru

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию