Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

23.06.2017
Журнал судейского сообщества

15.06.2017
Порядок рассмотрения обращений (запросов)

05.06.2017
Обобщения областного суда

05.06.2017
Результаты конкурса от 02.06.2017

30.05.2017
Положение об аккредитации представителей СМИ

23.05.2017
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов

Полезные ссылки

 
     
   

Федор Вяткин: «Суд — застенчивое учреждение»

 
   
Размещено 30.07.2010
 
Перейти


«Аргументы и факты – Южный Урал» 28.07.2010 № 30

Федор Вяткин: «Суд — застенчивое учреждение»

Почему в деле «Продкорпорации» многие откровенно лукавят?

 

Само слово «судья» внушает окружающим трепет – представляется даже не человек, а живая государственная функция в чёрной мантии. Но всё же судья – это прежде всего человек.

Говорят, что в последнее время государство старается приблизить судебную систему к рядовому гражданину. Насколько облегчён доступ граждан к судебным решениям? Какие дела более всего интересуют южноуральцев? На эти и другие вопросы отвечает наш собеседник – председатель областного суда Фёдор Вяткин.

Закон требует большего

С 1 июля вступил в силу закон о доступе к судебной информации. Теперь суды должны помещать свои решения в Интернет. Трудно было перестроиться под новые реалии?

Для нас больших проблем не было. Дело в том, что многие положения закона нашим судом стали применяться ещё лет десять назад. К примеру, мы первыми из российских судов установили так называемые информационные киоски, где каждый желающий может получить доступ к судебным решениям. Ещё с 1999 года начали создавать электронный архив, который и лёг в основу работы информационных киосков, а позже – в основу Банка судебных актов на сайте.

Но ведь судебные решения – это настоящий вал всевозможных документов! Все вошли в электронный архив и все теперь выкладываются в Интернет?

В электронный архив областного суда – да, в том числе и обжалованные решения районных судов, мировых судей, которые поступают к нам с делами в кассационную и надзорную инстанции. В Интернет же каждый суд, по новому закону, должен выставлять только решения, приговоры, постановления, определения, вынесенные судьями этого суда. В законе есть и перечень исключений: дела, возникающие из семейно-правовых отношений, об усыновлении, затрагивающие интересы несовершеннолетних, о преступлениях против половой неприкосновенности, об ограничении дееспособности, о гостайне, судебные приказы. Тем не менее, в Интернет попадает огромное количество документов, далеко не все из них представляют интерес для общества и практиков. Помоему, можно было ограничиться публикацией на сайтах лишь востребованных решений – тех, которые обжалуются сторонами в вышестоящих судебных инстанциях, сюда, как правило, попадают и громкие дела, которые освещаются в прессе. В год в области это примерно 36-38 тысяч решений. Но закон пока требует большего.

Как известно, в связи с законом в Интернете появляются фамилии участников процесса. Нет ли в этом, по Вашему мнению, нарушения прав гражданина?

Мы обязаны исполнять закон. Однако, могу заметить, уже одно то, что закон обсуждался не один год и в него внесли поправки ещё до того, как он начал действовать, показывает, что к нему подошли очень серьёзно. Подчёркиваю, публикуются фамилии участников процесса – судей, обвинителей, адвокатов, осуждённых, истцов, ответчиков, но не их, к примеру, адреса, прочие сугубо личные данные. Также при публикации в Интернете купируем из текстов фамилии потерпевших и свидетелей.

Исходя из запросов, какие дела пользуются наибольшим интересом?

По запросам на сайте мы пока не можем определить такую статистику. А в информационных киосках лидируют приговоры по коррупционным преступлениям, например, тот же приговор бывшему главе Миасса Григориади долго смотрели. Если в общем и целом, то лидируют громкие дела, которые у всех на слуху.

В перепалках не участвуем

Если говорить о громких делах Челябинской области, то в последнее время много шума по делу о хищении бюджетных средств ГУП «Продкорпорация». Дело вызвало широкий общественный резонанс…

Это дело рассматривается Центральным районным судом Челябинска, так что областной суд не имеет права вмешиваться в процесс. Но удивляет: ряд СМИ практически ежедневно предоставляет слово одним и тем же лицам, которые лукавят, передёргивают факты, а официальную информацию из суда эти СМИ преподносят урывками.

Но ведь судьи не должны быть внушаемы, зависимы от чьего-либо мнения?

Помнится, лет 25 назад рассматривал я очень громкое дело в Магнитогорске – каждое утро в общественном транспорте слушал по этому поводу такое… Несмотря на то, что процесс был закрытым по веским основаниям, народ обсуждал все детали! Мне потом, по приезде на работу, приходилось долго настраиваться, отвлекаться от народного мнения. Конечно, судья должен быть максимально дистанцирован от общественного мнения. Но ведь у судей есть семьи, которые тоже это всё слушают и порою начинают вторить хору… Представьте теперь, когда ещё Общественная палата Челябинской области высылает в суд своё заключение по «делу Продкорпорации», подписанное якобы специалистами «ведущих вузов страны», где указывается: вы рассматриваете не так.

Но, с другой стороны, нас призывают к построению гражданского общества. И роль той же Общественной палаты в этом деле очень важна…

Вообще-то, за воздействие на суд предусмотрена определённая мера наказания по Уголовному кодексу РФ. То, что Общественная палата пытается как-то повлиять на ход дела Продкорпорации, не способствует авторитету этой организации, налицо, можно сказать, правовой нигилизм… Конечно, у любого человека и организации есть право высказать своё мнение, юристы тоже могут спорить между собой. Но по поводу подсудности указанного дела Центральному районному суду есть определение областного суда, и Верховный суд России неоднократно отвечал на надзорные жалобы по этому вопросу, подтвердив, что дело рассматривается без нарушений и рассматриваться должно в Челябинске.

Свой ответ на заключение Общественной палаты в СМИ уже дала прокуратура, не усмотрев никаких нарушений при рассмотрении дела. А областной суд почему не ответил?

Суд может лишь отослать к своим решениям – там все аргументы указаны подробно. Понимаете, суд – учреждение застенчивое, мы не должны участвовать в перепалках. Мы не всегда на виду не потому, что нам есть что скрывать, а потому, что по любому суждению сто раз всё проверим, прежде чем что-то озвучивать.

Складывается впечатление, что требование беспристрастности превращает судей в некую касту. Говорят, в Канаде судьям даже запрещено посещать вечеринки…

Хм, знаете, я был и в Канаде, и в других странах, где изучал опыт зарубежных коллег. Такие жёсткие правила, возможно, действуют лишь для судей на время написания ими решений. У нас тоже есть такое понятие как «тайна совещательной комнаты». Когда все доказательства исследованы и стороны сообщили всё, что желали, судья уходит в совещательную комнату для вынесения решения, написания его текста, это может занимать несколько дней, а по объёмным делам – месяц и больше. Тогда судья не может встречаться с посторонними людьми, даже коллегами, мы его ничем не отвлекаем, он приходит на работу и закрывается в своём кабинете.

Опыт лучше голоса

А как вы переключаетесь с мыслей о работе? Говорят, Вы хорошо поёте.

Откуда журналисты всё знают?! (смеётся) Пою – классику, русские романсы. У меня баритон. В Свердловской юридической академии в хоре участвовал. Да у меня и вся семья поёт, включая жену и обоих детей.

Для судьи важно иметь внушительный голос – вы ведь оглашаете решения, приговоры именем Российской Федерации?

Не голос в первую очередь важен, а способность оставаться человеком. И опыт. По нынешнему законодательству судьёй можно становиться в 25 лет, но, по моему мнению, даже это рановато. С годами судья становится мудрее, профессиональнее. Мой личный судейский стаж насчитывает 32 года.

А первое своё дело помните?

Конечно. Судить предстояло профессиональную карманную воровку. А она была на позднем сроке беременности. Вина её была очевидна, но я колебался с определением срока наказания. В итоге суд назначил ей срок ниже низшего предела.

Мантия в судебном процессе помогает отгородиться от привычной суеты?

Да. Надевая её, судья и внешне, и внутренне меняется. То же касается и обстановки в суде – зала судебных заседаний. Можно ведь проводить процессы и в кабинете судьи, и в неряшливых, неотремонтированных помещениях, но… В просторном зале с высоким потолком все участники процесса ведут себя иначе, отвечают вежливее, даже будто на полтона ниже.

Но ведь ещё в советское время проводились выездные заседания – во дворцах культуры, чуть ли не в красных уголках…

Было такое, сейчас выездные заседания стали проводиться реже, в случаях крайней необходимости. Было лет 30 назад у меня дело – судили сотрудника МВД в стенах родной милиции. На остальных сотрудников милиции это произвело очень большое впечатление. Так что в определённой степени в выездных заседаниях есть смысл. Но если на суд во дворец культуры придёт одна бабушка, нужно ли это? Доступ к суду, его решениям в наш век для многих осуществляется иными способами – через Интернет.

Эльдар ГИЗАТУЛЛИН

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию